СерафимМедведь

Дальняя пустынька

Уход отца Серафима на Дальнюю пустыньку, видимо, был связан со стремлением старца к уединению и самоиспытанию души по примеру святых отцов-отшельников. В возрасте сорока лет по благословению своего духовного наставника и строителя пустыни отца Пахомия 27 августа 1794 года батюшка Серафим ушел на жительство в лесную пустынь, в пяти верстах от монастыря на его территории. Располагалась келья старца на правом берегу реки Саровки.

«Келлия была большая, пятистенная с сенями и крыльцом (с южной стороны), над коим был навесец на столбиках, крыльцо было о трех приступках. В сенцах был огорожен чуланчик, в котором было оконце; в келлии было только одно волоковое окно. Печь стояла в северо-западном углу келлии. И топилась из нея. Под полом келлии был погребок. К сенцам с западной стороны была сделана бревенчатая пристройка, служившая и двором, и сараем, ход в нее был со вне, с южной стороны. Все это было покрыто двускатною тесовою кровлею – в одну связь в застрехи. Саженях в десяти от келлии на берегу вырыта была пещерка, в которою иногда уединялся отец Серафим. Внизу под горой был колодезь – родник. Вокруг келлии был огород, обнесенный жердневым забором, в столбах». Описание пустыньки, 1890 год.

В монастырских записях упоминается о том, что у старца был пчельник. Рядом с избушкой располагался огород, на котором отец Серафим выращивал овощи для пропитания: картофель, свеклу и лук.

Большим подспорьем в пищевом рационе пустынника играла снить – трава, употребляемая как в свежем, так и засушенном виде. Батюшка Серафим незадолго до смерти рассказал монахине Дивеевского монастыря, что в течение трех лет питался только травой снитью, которую сушил на зиму и варил в горшочке.

Отец Серафим хорошо знал эту местность. Всякий холм, каждая ложбинка имели у него свое название, они переносили уединенную избушку на святые земли, на которых происходили евангельские события. Тут были свои Афонская гора и святой город Иерусалим, посещал он и Назарет, и Вифлеем, и реку Иордан. Вспоминал он евангельские события в укромных уголках под названиями Фавор, поток Кедрон, Голгофа и гора Елеонская.

В 1796 году батюшке Серафиму предлагалось место настоятеля в Алатырском Троицком монастыре, он отказался от этой должности, и вместо него отправлен был иеромонах Авраамий.

В Саровской пустыни на 1803 год проживало три пустынножителя: Серафим, Дорофей, Мефодий. Они все участвовали при тушении пожара загоревшейся крыши братской трапезы: «При погашении сего были и пустынники отец Серафим, отец Дорофей и отец Мефодий, кои услыша в пустыни необыкновенный звон скорейше поспешили на пожар. Отец Серафим во время пожара с молитвою осенял крестом своим, носящим на себе, горящее здание, отец Дорофей гасил пламя, а отец Мефодий, вышед вне пустыни на малое расстояние, стоя на коленях, молил Бога, дабы огнь погас, и обитель избавилась от беды».

«Из постоянных посетителей отца Серафима известны схимонах Марк и иеродиакон Александр, также спасавшийся в пустыни. Первый бывал у него два раза в месяц, а последний – однажды». В своей келии старец принимал для назидания монастырскую братию. К нему приходили не только послушники, недавно вступившие на монашескую стезю, но и монахи.

12 сентября 1804 года на отца Серафима напали крестьяне из ближайшего села Кременки и сильно избили его. С великим трудом добрался старец до монастыря. На восьмые сутки собрали консилиум врачей, и в этот момент отец Серафим в тонком сне удостоился нового посещения Богоматери, апостолов Петра и Иоанна. Батюшка Серафим произнес в сторону врачей: «Что вы трудитесь? Этот – нашего рода». Об этой истории рассказывается в житийной литературе.

Исследователи жизни и подвигов старца Серафима называют разные временные периоды совершения им молитвенного подвига стояния на камне – одни утверждают, что столпнический период приходился на 1807-1810 годы, другие обозначают 1796 год. Подвиг молитвы на камне 1000 дней и ночей в литературе освещен весьма скудно, хотя и малых свидетельств достаточно, чтобы почувствовать, какую меру тягот перенес отец Серафим, молясь на камне и в дождь, и в зимнюю стужу, по-видимому, совершенно лишая себя сна, с постоянной мытаревой молитвой на устах и в сердце.

Примером поистине детского незлобия и крепости, которых достиг старец в этот период, может служить обстоятельство, когда к его келии, не страшась кроткого пустынника, «запросто» собирались дикие звери – медведи, волки, лисы и другие, которых старец кормил хлебом.

Сохранилось несколько рассказов лиц, присутствовавших при том, как батюшка Серафим кормил медведя, который повиновался каждому его слову и жесту. Незлобие преподобного было столь велико, что он не отгонял от себя мошек, от укусов которых в летнее время по лицу его постоянно текли струйки крови.

Последний период жизни преподобного Серафима на Дальней пустыньке принято связывать с подвигом молчальничества. В продолжение трех лет он не говорил ни слова ни с кем из приходивших к нему братий, а при случайных встречах с людьми в лесу падал ниц и не вставал до тех пор, пока встретившийся не проходил мимо. В это время иеромонах Серафим перестал посещать обитель по воскресным и праздничным дням. По решению монастырского собора батюшка Серафим 8 мая 1810 года, после 16 лет пустынножительства, вернулся в Саровскую обитель.